Как проходит молитва в синагоге

Слово молитва (тфила, иврит) возможно, произошло от глагола «судить себя» (легитпалель) и смысл его в том, что в молитве люди призывают Бога судить все их мысли и поступки, при этом, оно может подразумевать самооценку. Во время молитвы человек устанавливает связь с Богом и самим собой, поэтому важно понимание и искренность молитвы. Служение Богу, на иврите Авода, по мнению Шимона-праведника (4 в до н.э. Вавилонский Талмуд, Трактат Йова 69a), является одной из трех основ, на которых зиждется мир: «На трех основах стоит мир: на изучении Торы, на служении Богу и на добрых делах» (Мишна, Трактат Авот 1:2). При этом мудрецы Талмуда (Вавилонский Талмуд, Трактат Таанит 2a) понимали молитву как «служение сердца или труд души» - «Авода шебалев».
Чистота намерений и сосредоточенность – вот основные требования при произнесении молитвы, чтобы она действительно стала «Авода шебалев». Важно не количество молитв, а качество – понимание произносимых слов.

В те времена, когда еще не существовало сидура (молитвенник), сложились определенные формы молитв, которые сейчас представляются нам утратившими смысл, например многочисленные повторы таких разделов, как кадиш, амида и другие. Молитвы стали просто быстро проговаривать, не придавая значения смыслу, чтобы успеть прочитать весь текст, записанный в молитвеннике. Это совершенно не оправданно сегодня, когда у каждого молящегося есть свой сидур. Исходя из того, что молитва должна быть «служением сердца», мы считаем, что каждой молитве следует уделять положенное ей время и внимание. Исходя из этого, тексты молитв были обновлены, чтобы человек мог молиться, понимая текст. Были также добавлены в сидур тексты из еврейской прозы и поэзии разных эпох.
Произнесение молитвы в Прогрессивном Иудаизме основывается на обычаях стран Востока: нет общинного представителя, произносящего молитву за всех прихожан, а есть коллективное участие в чтении и пении. Есть ведущий, выбирающий тексты для чтения и руководящий коллективной молитвой, и есть кантор, руководящий музыкальной частью службы (в частности, в некоторых общинах присутствует хоровое пение и/или используется музыкальное сопровождение). Оба они стоят лицом к публике, а не к хранилищу Торы – Арон-а-кодеш, придерживаясь мнения еврейского философа Рамбама (1135-1204), утверждавшего, что говорящий должен обращать сердце к небу, а лицо к людям.
Большое значение в наших общинах уделяется красоте службы, используя хоровое пение и музыкальное сопровождение. В Храме Соломона были не только певцы и музыканты (1 Хроники, 25), но и также музыкальные инструменты (Псалом, 92:2-4; 150). После разрушения Храма эта традиция была утрачена, но наше Движение возродило ее. В качестве музыкальных инструментов в наших синагогах до недавнего времени использовался, как правило, орган, хотя в последнее время многие синагоги предпочитают гитару.
Другой отличительной чертой проведения службы в Прогрессивных синагогах, является чтение молитв не только на иврите, но и на родном для прихожан языке. Иврит для нас, безусловно, является «лашон а кодеш» - святой язык, поэтому использование его во время службы не вызывает сомнений, хотя при этом мы понимаем, что молитва произнесенная на родном языке может быть более близкой и понятной.
Не менее важным принципом является порядок во время службы. Служба начинается в установленное время, наиболее подходящее для членов общины. Кроме того, важным элементом нашей службы это время для личной молитвы. Для этого отводится несколько минут для молитвы в тишине, как правило, после Амиды. Каждый может вести свой диалог с Богом, не боясь, что ему помешают.